Меню сайта

Мини-чат

Поиск

Форма входа

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Admin, Abramovich 
Форум » Мысли вслух » Творчество » Тарелка из мустьерского фаянса (произведение в прозе)
Тарелка из мустьерского фаянса
AdminДата: Четверг, 06.12.2007, 16:48 | Сообщение # 1
Root Admin
Группа: Заблокированные
Сообщений: 101
Репутация: 2
Статус: Offline
У меня отвратительная репутация, я с вами согласен.
Но из-за того, что это было сказано в неудачный час, умерли люди, получив меж ребер удар четырехдюймовым лезвием. Скажу правду, сэр, вы оказались щедрым и угостили меня приличным виски; однако лучше не злоупотреблять пустыми и неблагозвучными словами в мой адрес.
Хаузер, который командовал бригом "Эйнгорн", умер от лихорадки в морском госпитале; всю свою жизнь я буду сожалеть об этом достойном человеке. Мне говорили, что он подцепил болезнь в проклятых туманах на реке Флиндерс; другие утверждают, что его укусила рогатая гадюка, которыми кишмя кишат эти непредсказуемые воды. Их яд действует медленно, но смерть неотвратима.
Рулевой Клаппенс, разыскиваемый полицией трех или четырех стран, рассудил здраво и смылся; он смог добраться до Фриско, а оттуда до Иллинойса, где, поговаривают, занимается разведением скота.
В 1907 году "Эйнгорн" стал на вечный якорь в дальней гавани Сиднея в том месте, где за ним нет должного наблюдения. Но красть на борту было уже нечего, если только вы не любите гигантских тараканов и серых крыс.
Если я проскользнул в кают-компанию, то не из дурных намерений, а, как уже говорил, из любви к Хаузеру - мне хотелось взять что-нибудь на память о нем.
Я ничего не нашел, впрочем, и не ожидал найти; однако в потайном отделении буфета среди битой посуды наткнулся на целую тарелку.
Я происхожу из отличной семьи, давшей мне неплохое образование. Не хвастаюсь этим, но иначе вам не понять, как я распознал великолепный мустьерский фаянс с гротескной отделкой, относящийся к странному второму периоду производства при Клерисси, когда фигурки заимствовались у фламандца Флориса и прекрасного Калло.
И все же центральная фигура тарелки не имела ничего общего с искусством этих художников, а, похоже, родилась по чьей-то неведомой фантазии. Она изображала отвратительного человечка с огромноым свинообразным рылом, одетого в желтый кафтан с пышными рукавами и шляпу с пером и сидящего на химере, настоящей карикатуре мифического чудовища.
Я бы сохранил этот сувенир, не проиграй девять шиллингов и два мексиканских пиастра в криббедж. Блох-Сандерсон, еврей с Шепперд-лейн, дал мне за тарелку фунт, пообещав два, если принесу парный предмет.
Я тогда не особо рылся в шкафу, а потому вернулся на "Эйнгорн".
Было холодно и темно, фонарь светил очень плохо.
Я не нашел другой тарелки из мустьерского фаянса, но наткнулся на большую пузатую бутылку, наполненную приятно пахнущим напитком.
На берегах реки Флиндерс живет племя ловцов голотурий, людей ужасно уродливых, но занимающихся любопытным пормыслом. Они хоронят своих мертвецов в наряде из перьев, который тянет во Фриско на пятьсот долларов, и производят из озерных водорослей и ягод крепкий напиток изумительного вкуса. Я не сомневался, что мне в рукипопала бутыль этого дьявольского вина, которому с удовольствием отдал должное. Когда же захотел выбраться на твердую землю, ноги у меня стали заплетаться, а голова затяжелела. Потому-то я и решил улечься на скамье в каюте, где не раз отдыхал несчастный Хаузер.
Я проснулся при мрачном желтом свете зари. Судно качало, как бочонок в трюме.
-Боже, - пробормотал я, - что за поведение у судна, стоящего на вечном якоре.
Я вышел на покосившуюся от качки палубу и принялся ругаться и кричать от гнева и ужаса.
Я был в открытом море!!!
"Эйнгорн" шел под всеми парусами, рассекая пенные буруны.
-Что за сучий сын устроил такое? - воскликнул я.
-Я, - ответил высокий голос.
И я увидел ужасного человечка ростом с горшок, сидящего на планшире левого борта.
-Черт подери, где я видел вашу поганую рожу? - закричал я, когда первое удивление прошло, и речь вернулась ко мне.
-Эта рожа принесла вам фунт, - закудахтал человечек, - хотя чтоит много больше. Не будь я в отличном настроении из=за чудной погоды, то счел бы, что мне нанесено оскорбление, ивы, сушеная треска, дорого заплатили за свои слова!
Ну и дела! Меня обозвал сушеной треской какой-то недомерок ростом с сапог, тайокм увезший в бурное море. Это показалось мне неудачной шуткой, и я, сжав кулаки, направился к нему, но он расхохотался.
-Успокойтесь, а то в дело вмешается Кроппи!
Я услышал за спиной свист и оказался нос к носу с химерой с тарелки. Только размером она была с датского дога и выглядела весьма опасной.
-Ну, ладно, - сказал я, - в бутылке был дурман, а теперь мне снятся кошмары.
-Ну, нет, - снова заговорил мерзавец, - не считайте так. нет ничего реальнее в мире, чем я и Кроппи... Идите, мой дружок, на камбуз и приготовьте поесть.
Чудовище угрожающе засопело, и я был вынужден подчиниться. К великому моему удивлению камбуз был набит отличными припасами - мясом, салом, датским сливочным маслом и сушеными овощами. Из всего этого я сварганил рагу.
-Накройте в кают-компании, идиот, - посоветовал карлие, - и поставьте четыре прибора. Где ваши лаза, матросик, если вы не заметили, что у Кроппи три головы?
Действительно у чудища было три отвратительных шоловы. Кроме того, от него несло серой, чесноком и копченой рыбой.
-Ба! - утешил я сам себя, - в конце концов, кошмар не так уж отвратителен, поскольку то, что я съел, имеет вкус сала, красной чечевицы и карри. Завтра приготовлю пудинг с араком!
Наступила ночь. Я сварил кофе и сделал сэндвичи с говядиной, соленой семгой, уложив все это на прекрасные морские галеты. Без труда отыскал бочонок рома и выпил целую пинту, не спросив разрешения моих странных начальников.
На третий день путешествия слева по борту и по ветру появился остров.
Погода стояла ясная и тихая. Из моря выросли кокосовые пальмы, неподвижные, словно их вырезали из жести. Поверхность воды рассекали плавники и хвосты двух или трех синих акул.
-Совершим прогулку по бережку? - крикнул я. - Это будет легко. Вы меня слышите?
Бриг сам повернул бушпритом в направлении прохода в атолл.
-Следовало бы немного убрать паруса, чтобы не разбить морду дюжине инфузорий, - добавил я, будучи в отличном настроении.
Ответа не последовало.
Я бросился на поиски карлика в желтом кафтане и трехголового дога, но не нашел их. Между тем "Эйнгорн" скользнул вдоль стен из серого коралла и словно приклеился к причалу. Я потратил некоторое время, чтобы убрать паруса. Работа оказалась на удивление легкой, хотя обычно требует более чем двух рук.
-Послушайте, - крикнул я, - если вам нравится, прячьтесь, а я хочу походить по палубе, местечко мне нравится.
Кокосовые пальмы были высокими, плодоносными и ухоженными; в прозрачной и спокойной воде атолла скользили рыбешки. На дне колыхались длинные водоросли. Почва была твердой и блестела, словно ее припудрили слюдой.


Трудно быть скромным, когда знаешь, что ты лучший...

*11*

 
AdminДата: Четверг, 06.12.2007, 16:50 | Сообщение # 2
Root Admin
Группа: Заблокированные
Сообщений: 101
Репутация: 2
Статус: Offline
-Наверняка здесь есть деревня, - бормотал я, двигаясь по утоптанной тропинке.
Я прошел около лье сквозь заросли, не заметив ни малейшего дымка. И вдруг, после поворота почти под прямым углом, увидел дом. Никогдабы не подумал, что городской дом из розового кирпича мог стоять среди джунглей Океании.
-Хорошее гнездышко, которое сперла птичка Рокк где-то во Франции и перенесла в эту забытую богом дыру, - воскликнул я. - Но чему удивляться? Чего я только не увидел с того вечера, когда посетил наш славный "Эйнгорн"! Смотри-ка, здесь есть люди!
Дверь в глубине высокого крыльца была приоткрыта, за ней виднелась красивая гостиная.
Я принюхался к запахам дома - ароматы кухни, варенья и испанского табака.
Я колебался, какую из трех или четырех дверей выбрать, когда нежный и вежливый голос пригласил войти в крайнюю справа.
-Входите, мистер Гроув!
Меня действительно зовут Натаниель Гроув. Но из всего необъяснимого, случавшегося во время моих приключений, то, что меня узнали, показалось мне самым удивительным.
-Меня действительно зовут Натаниель Гроув, - сказал я, входя в гостиную, розовую, как внутренность граната.
В низком кресле с сигаретой во рту сидела и улыбалась мне молодая дама с приятным лицом.
-Араковый пунш, виски или французское шампанское? - осведомилась она.
-Вы очень любезны, -сказал я, здороваясь. - Охотно отведаю вашего шампанского.
Золотистая пробка взлетела к потолку, и мне подали высокий хрустальный бокал.
-Коли вы знаете мое имя, - я уже осмелел, ибо незнакомка подмигнула мне с излишне игривым видом для дамы хорошего воспитания, - простите за нахальство, но с кем имею честь?
-Называйте меня графиней! - со смехом сказала она.
-Охотно, - мой смех звучал еще громче, - я и сам маркиз.
-Значит, вы и были тем человеком, кто украл мустьерскую тарелку дорогого барона Нюттингена?
-Ого! - возразил я, - вы, похоже, в курсе дела, но я ничего не знаю о вашем бароне.
-Он провел в вашей компании несколько дней вместе со своим верным Кроппи. Предполагаю, после стольких лет заточения он воспользовался вашей глупостью, чтобы подышать свежим воздухом и немного размять ноги.
-Хм, - промычал я. - Мне не очень-то понятно. Кроме того, вы обвиняете меня в глупости. Было бы неплохо объясниться, ибо вопросы чести и вежливости, милая дамочка, простите, графиня, волнуют меня в первую очередь.
-Справедливо, - согласилась она наполняя мой бокал. - Я должна объясниться. Меня зовут Жанна Ардан, графиня Фрондевиль. Вам что-нибудь говорит это имя, мистер Гроув?
-Хм... если только... У меня есть кое-какие исторические познания... в связи с обучением, которое мне навязали в Кембридже. В начале 16 века где-то во Франции, кажется в Альби, жила некая дама Ардан, окончившая дни на костре за обман и колдовство.
Она кивнула.
-Эти знания делают вам честь, мистер Гроув. Так вот я и есть та самая дама Ардан, как вы сказали.
-Браво, - воскликнул я, - вы любите посмеяться, но и я люблю хорошую шутку, а эта в моем вкусе. Я за свою жизнь видел нескольких людей, которые упрямо не хотели выходить из горящего дома и поджарились живьем. Они не походили на вас.
-Вы делаете мне комплимент, - она мило погрозида мне пальчиком. - Однако я говорю правду. Конечно, я выглядела не очень красиво, когда костер угас и альбигойский палач извлек мои останки. К счастью, мой учитель, специалист по черной магии Бартоломе Луструс с помощью могучих заклинаний вернул мне подходящий облик, который вы и видите перед собой, мистер Гроув.
-Он... действительно подходящий, - в изумлении пробормотал я.
-Не буду вас утомлять долгими рассказами, - продолжила она. - Чеовек, отдавший меня в руки сдей, был моим кузеном, бароном Нюттингеном, который ухаживал за мной. Вы знакомы с ним, мистер Гроув, и согласитесь со мной, что у него неприятное лицо, отвратительный характер, и муж из него получился бы гнусный. С помощью Луструса я на тысячу лет засадила его в мустьерскую тарелку.
-Засадили в тарелку? - вскричал я.
-Вы не знаете сказок, мистер Гроув, иначе у вас не было бы такого выражения лица. Великий царь Соломон точно так же поступал с раздражавшими его людьми и джиннами; волшебные сказки основываются на остатках древней и истинной мудрости. Итак, я заточила Нюттингена, а в охранники выделила трехглавого Кроппи, которого скопировала с самой уродливой из античных химер. Ах, мистер Гроув, какую непоправимую ошибку вы совершили!
-Ошибку... я?
-Продав столь ценную тарелку из мустьерского фаянса за какой-то жалкий фунт мерзкому ростовщику-еврею. Ибо не знаете, что сделал Блох-Сандерсон с Шепперд-Лейн.
-Я действительно не знаю.
-Он соскреб изображениеНюттингена и Кроппи, чтобы с помощью умелого художника изготовить изображение, якобы принадлежащее Калло! Сделав это, он вернул свободу моему ужасному барону.
Я хотел было возмутиться, но она жестом велела мне помолчать.
-Бывший претендент на мою руку прежде всего разработал план мести и уговорил глупца Кроппи присоединиться к нему. Они на всех парусах понеслись к этому острову, где я проживаю и заверяю вас, буду проживать еще долго. К счастью, благодаря науке моего славного Луструса, я умею опережать события. Вчера Нюттинег и Кроппи свалились за борт, и акулы славно пообедали.
Она снова налила мне шампанского.
-Наука требует от меня справедливости, - печально произнесла она, - и должна вам сказать, что обязана воздать за глупость. Вы - увы! - займете место противного Нюттингена. Но вам придется обойтись без Кроппи или другого компаньона.
Я засмеялся вернее захохотал...
-Если вам в голову ударило шампанское, - грубо сказал я, - мне понятно... Вы вовсе не колдунья и вас никогда не сжигали, вы напротив очень красивы. Правда, сегодня... вы очень пьяны.
-Жалкий кретин! - прорычала она.
Меня подхватило торнадо, и... я оказался в дальней гавани Сиднея, напротив "Эйнгорна", который все так же покачивался на вечном якоре.
Я рассказал вам довольно приятный сон, которым меня наградили дама и ее шампанское.
Но скажу правду - я проспал трое суток кряду. Эти ловкачи с берегов реки Флиндерс с их вином из водорослей и являются подлинными колдунами в этой истории.
*************
Автор: Жан Рэй


Трудно быть скромным, когда знаешь, что ты лучший...

*11*

 
Форум » Мысли вслух » Творчество » Тарелка из мустьерского фаянса (произведение в прозе)
Страница 1 из 11
Поиск: